К вопросу о выплате страхового возмещения в случае угона автотранспортного средства с оставленными в нем ПТС и (или) свидетельством о регистрации

Распространенным условием, которое зачастую включается в правила страхования автотранспортных средств тех или иных страховых компаний является условие, согласно которому страховщик не возмещает ущерб, вызванный кражей застрахованного транспортного средства вместе с оставленными в нем свидетельством о регистрации транспортного средства и/или паспортом транспортного средства и/или ключами, мотивируя это ссылкой на часть 1 статьи 964 Гражданского кодекса РФ, которая по мнению страховых компаний и некоторых судов позволяет предусмотреть в договоре страхования, а чаще всего в правилах, которые являются неотъемлемой частью договора, дополнительные к изложенным там основания для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

В связи с обширной судебной практикой, порожденной многочисленными спорами, как в судах общей юрисдикции, так и арбитражных судах встает вполне резонный и закономерный вопрос: насколько законно включение такого условия в правила и соответственно в договоры страхования автотранспортных средств?

Ответить на этот вопрос однозначно на данный момент не представляется возможным.

Такая неопределенность обусловлена, прежде всего, судебной практикой сложившейся на протяжения двух-трех последних лет в разных ветвях судебной системы Российской Федерации.

Для начала необходимо отметить позицию Верховного суда РФ по данному вопросу, которая сводиться к следующему: «Отказ страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая (хищения автомобиля) по основанию непредставления страховщику всех комплектов ключей от машины признан незаконным.

Не давая заранее оценку вышеизложенному выводу необходимо обратиться к мотивировочной части данного решения. «Основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения исчерпывающим образом предусмотрены ст.ст. 961, 963, 964 ГК РФ.

Из приведенных выше норм Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая может быть установлена исключительно законом, в том числе и тогда, когда имела место грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя.

Гражданским кодексом Российской Федерации, иными законодательными актами не предусмотрено такого основания для освобождения от выплаты страхового возмещения в результате хищения автомобиля, как непредставление страховщику всех комплектов ключей от машины.

То есть можно резюмировать то, что Верховный суд РФ не считает норму части 1 статьи 964 Гражданского кодекса РФ диспозитивной по своей правовой природе и основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая могут быть установлены исключительно законом. Более того Верховный суд РФ далее указывает, что свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена федеральным законом.

Практически такой же вывод содержится и в иных актах Верховного суда РФ, с почти аналогичной мотивировкой, которая заключается в следующем: учитывая то, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения в результате хищения автомобиля как оставление в нем регистрационных документов (свидетельство о регистрации транспортного средства и/или паспорта транспортного средства) и/или ключами зажигания (что, по существу, является грубой неосторожностью страхователя) ни нормами ГК РФ, ни иным законом не предусмотрено, включение такого условия в договор страхования является ничтожным, противоречащим Гражданскому кодексу Российской Федерации и, соответственно, применяться не должно.

Такова позиция Верховного Суда РФ, однако, для более или менее полного анализа рассматриваемой проблемы необходимо обратиться к практике Конституционного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ.

Позиция Конституционного суда РФ состоит в следующем: в соответствии с пунктом 1 статьи 964 ГК Российской Федерации, если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения, военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий, гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок. Данная норма, предоставляя сторонам возможность в договорном порядке самостоятельно определить дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, направлена на реализацию гражданско-правового принципа свободы договора и также не может рассматриваться как нарушающая права и свободы заявителя, указанные в жалобе.

Такой же вывод содержится и в иных актах Конституционного суда: Приведенное законоположение статьи 964 ГК РФ, диспозитивное по своему характеру, само по себе направлено на реализацию вытекающего из Конституции Российской Федерации гражданско-правового принципа свободы договора. Ограничение свободы договора при установлении оснований освобождения страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения возможно, лишь если оно продиктовано конституционно значимыми целями (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации), и относится к исключительной компетенции законодателя.     Налицо противоречие по одному и тому же вопросу разных судебных инстанций при наличии почти аналогичных обстоятельств по делу.

Здесь необходимо оговориться также о следующем: акты Верховного суда были приняты после вынесения актов Конституционного суда и в идеале должны были бы учитывать мнение Конституционного Суда РФ, поскольку в силу Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Хотя акты Верховного Суда РФ, мягко говоря, вступают в противоречие с актами Конституционного Суда РФ, все же представляется, что они в большей степени направлены на защиту прав потребителей страховых услуг — страхователей, учитывая, что немалую их долю составляют простые автолюбители.

Также необходимо осветить позицию Высшего арбитражного суда РФ по рассматриваемому вопросу, которая имеет некоторую специфику в сравнении с Верховным судом РФ и Конституционным судом РФ. Необходимо отметить, что Высший арбитражный суд РФ не всегда единообразно подходил к разрешению данной проблемы. Например, в Определении Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2009 г. N 6245/09 было отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ, поскольку суд не усмотрел для этого оснований и счел акты нижестоящих судов, которыми было отказано в удовлетворении заявленных исковых требований о взыскании страхового возмещения ввиду того, что причинение ущерба истцу произошло именно вследствие хищения автомобиля вместе с названным свидетельством (свидетельством о регистрации транспортного средства — прим. авт.), вывод судов о том, что данное обстоятельство является основанием для освобождения страховщика от обязанности выплаты страхового возмещения, соответствует условиям договора и требованиям вышеприведенных правовых норм, законными и обоснованными.

Такая ситуации имела место до 23 июня 2009 года, когда Высший арбитражный суд РФ принял Постановление N 4561/08 в соответствии, с которым суд не признал наличие в автомобиле регистрационных документов обстоятельством, освобождающим страховое общество от выплаты страхового возмещения, поскольку наступление страхового случая не связано с нахождением в автомобиле документов и оставление их страхователем не способствовало совершению посторонними лицами кражи автомобиля. Вышеуказанный акт во многом определил дальнейшую практику по данной категории дел. Обратимся к мотивировочной части данного постановления: диспозитивность формулировки статьи 964 Кодекса, непосредственно посвященной основаниям освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, позволяет сделать вывод, что такие основания сторонами в договоре могут быть предусмотрены. Исходя из принципа свободы волеизъявления при заключении договора это означает право сторон на установление в договоре иных, кроме предусмотренных законом, оснований освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, к каковым и относится согласованное сторонами по договору страхования возникновение ущерба вследствие хищения транспортного средства с регистрационными документами. Кража является объективно наступившим событием, соответствующим как общему определению страхового случая, данному в Законе Российской Федерации от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», так и определению этого события в качестве страхового в заключенном сторонами договоре.

Кража автомобиля вместе с регистрационными документами не устраняет объективности его утраты, поэтому суды первой и кассационной инстанций пришли к правильному выводу о том, что наличие в автомобиле названных документов не исключает его кражу из числа страховых случаев.

Специфика данной позиции заключается в ее двойственности. Высший арбитражный суд РФ с одной стороны не отрицает диспозитивность части 1 статьи 964 Гражданского кодекса, но с другой стороны, поскольку кража автотранспортного средства вместе с регистрационными документами не способствует наступлению страхового случая, не связана с нахождением в автомобиле документов и не устраняет объективности его утраты, то и наличие в автомобиле названных документов не исключает его кражу из числа страховых случаев, а значит, влечет за собой выплату страхового возмещения.

В дальнейшем на вышеуказанной постановление Высший арбитражный суд РФ будет ссылаться, отказывая в передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, поскольку если в том или ином акте Высшего Арбитражного суда определена правовая позиция по определенной категории дел, в частности применительно к рассматриваемой ситуации это вопрос о применении норм материального права при разрешении споров об отказе страховщика при наступлении страхового случая в выплате страхового возмещения с учетом установленных в договоре страхования оснований освобождения страховщика от ее выплаты, и в частности, в случае оставления в застрахованном транспортном средстве регистрационных документов, в связи с наличием оснований для иного процессуального порядка их пересмотра — пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Хочется отметить, что с точки зрения формальной логики вышеуказанный вывод не идеален и в каком-то смысле противоречив, но с другой стороны он позволяет, учитывая позицию Конституционного суда РФ и одновременно защитить более «слабую» сторону в договоре страхования — страхователя.

Подводя, как хотелось бы думать, промежуточные итоги надо отметить, что все три ветви судебной системы не едины во мнении по рассматриваемой проблеме, а Высший Арбитражный Суда РФ суд вообще занял по существу «третью позицию» отличающуюся как от позиции Верховного суд РФ, так и от позиции Конституционного суда РФ. Данный случай не единичен, такую ситуацию можно наблюдать и иным категориям дел. Остаётся надеяться на установление единообразия в правоприменительной практике различных судов, которая будет являться одним из необходимых условий стабильного гражданского оборота.

Счетчик посещаемости и статистика сайта